Блог


Уязвимость и близкие отношения
13.02.2018 вт.

Автор: Юлия Абакумова-Кочюнене (Литва), психолог, экзистенциальный терапевт, преподаватель и супервизор HEPI

Отредактировано для публикации на сайте: Ирина Марецкая

Полный оригинал статьи можно прочитать в Журнале ВЭАЭТ "EXISTENTIA: психология и психотерапия", №10 (2017)

 

Философ должен «...спрашивать впредь больше, глубже, строже, твёрже, злее, тише, чем спрашивали до сих пор».

Ницше Ф.

Открытость, уязвимость и ожидания от близости

Для того, чтобы быть в близких отношениях, необходима обоюдная открытость. Открытость зачастую переживается человеком как ранящая, бо­лезненная, и он оказывается перед вопросом: «Как нахо­диться в близких отношениях и, одновременно, выносить возникающую болезненность?».

 

Отношение современного человека к ранимости, уязвимости и боли […] обладают своей спецификой. Современный западный человек делает свой выбор исходя из представлений о жизни как о сфере потребления. Отношения превратились в особый вид потребляемого продукта, и должны обладать теми или иными потребительскими качествами. Если такие качества не обнаруживаются, то человек пытается переиначить или вообще отвергает отношения. Как пишет Полина Аронсон: «На Западе любовь - всё равно, что потребление: мы вы­бираем партнёра, который даст нам то, что нам нужно» (Аронсон, 2016).

За такими ожиданиями зачастую стоит восприятие отноше­ний как чего-то обязательно комфортного, приносящего удовле­творение, а лучше - удовольствие. Близость представляется состоя­нием, которое сходно с внутриутробным пребыванием - чем-то безусловно благотворным и безопасным, согревающим, защищающим от опасностей внешнего мира, надежным и дающим ощущение покоя. Человек ищет такого рода отношения, забывая о том, что близость - это рискованное переживание. В реальности безусловные комфорт и безопасность бывают по­просту невозможными. Переживание близости с другим по сути своей не может быть исключительно приятным переживанием. Вспомним, хотя бы, как на телесном уровне мы переживаем близость даже самого дорогого нам человека в жаркий летний день.

Стремясь внести в отношения как можно больше спокойствия, комфорта и удоволь­ствия, мы выталкиваем из их пространства всё, что может этому по­мешать. В первую очередь, выталкивается возможность быть открытым себе и другому, т.к. быть открытым - значит быть готовым войти в соприкосновение не только с приятными, но и с негативными, конфликтными, неразрешёнными, а часто и запретными областями жизни. […] Мы боимся диском­форта и боли в отношениях. Из страха перед болью соприкоснове­ния со своими чувствами или чувствами другого мы создаём барьеры для открытости. Вот и случается так, что люди, которые друг друга называют близкими, не знают, чем живёт другой, теряют возмож­ность говорить друг с другом, становятся чужими. […]

 

Бегство от боли

Современный западный человек живёт, в большинстве своём, в большом страхе перед всякими неприятными переживаниями, всевозможным дискомфортом и, конечно же, болью. Цивилизация движется к уничтожению всякого рода боли, а психотерапия мно­гими людьми воспринимается как один из способов устранения боли - душевной боли и травматических переживаний. О желании современного человека уйти, спрятаться от физической боли гово­рят следующие факты.

В США в 2012 г. выдано 284 млн. рецептов на опиаты (т.е. по одной бутылочке на каждого взрослого); на одного человека в США сейчас приходится в 6 раз больше опиатов, чем 20 лет назад; в 2015 г. от передозировки анальгетиков в США умерло 19 тыс. че­ловек (IQ, 2016).

Современный человек пытается убежать от боли, закрыться, защититься от неё, вытолкнуть уязвимость из пространства своей жизни. И вместе с этим человек отказывается от многих проявле­ний потребности в близких отношениях, таких, например, как по­требность в помощи другого, потребность в зависимости от другого, потребности в связанности с ним, так как за всеми этими потребностями стоит вероятность быть болезненно задетым, ране­ным. Поэтому такие понятия, такие проявления в близких отноше­ниях, как сознательная жертвенность, самоотверженность, подвиг ради другого, становятся, в лучшем случае, старомодными, а чаще всего просто совершенно невозможными, неприемлемыми, забы­тыми. Привычным становится образ современного человека, кото­рый стремится в отношениях только к приятным переживаниям, и поэтому выбирает отделённость, закрытость от другого.

[…]

Современный человек живёт в культуре обезболивания. В том числе и от боли в отношениях. За счёт вытеснения всех неудобных (это значит важных, спорных, субъективных, экзистен­циально значимых) тем в отношениях исчезает риск появления бо­лезненного переживания уязвимости, а вместе с ним зачастую и ощущение жизни. В отношениях появляется ограниченное про­странство для открытости, в котором почти нет риска, но и жизни тоже мало.

Страх быть уязвимым, раненым, переживать боль в отноше­ниях ведёт к тому, что появляются всё большие области не вторжения, области, закрытые для обращения к ним. Вследствие того, что появляется закрытость от боли, появляется большая ограниченность и в открытости человека самого для себя и для другого. Мы защищаемся от неудобных представлений о себе другого, мы вытесняем всякие неудобные представления о себе самих. Мы боимся себя настоящего […]. Страх ранить другого идёт нога в ногу со страхом быть раненым, когда соприкоснуться с чужой уяз­вимостью - это значит рискнуть соприкоснуться с уязвимостью собственной.

 

Риск быть раненым и ранить другого

Для того чтобы быть в […] реальных близ­ких отношениях, нужно быть готовым ранить и быть раненым. Когда мы пытаемся защититься от боли в близких отношениях, происходит нечто подобное тому, что происходит, когда мы пыта­емся защититься от физической боли. Обезболивая кожные ана­лизаторы, мы вместе с болевыми ощущениями блокируем и все другие, за которые они отвечают (двигательные, температурные, тактильные). Анестезия болевых ощущений создаёт барьер и для ощущений прикосновения. Обезболив участок кожи, мы стано­вимся не только защищёнными в том месте от боли, но и неспособными чувствовать ни […]  холода, ни тепла руки дру­гого человека.

Мы тратим много сил на то, чтобы защититься от уяз­вимости в отношениях. Мы хотим контролировать отношения и предсказывать их развитие, часто задаёмся вопросом о том, какие могут быть гарантии в отношениях, и как выстроить гарантиро­ванно хорошие отношения. За всеми этими проявлениями стоит большой страх быть ранеными (что равнозначно тому, чтобы ра­нить) в отношениях. Но вместе с подавлением ужаса перед болью и уязвимостью мы теряем способность к настоящим близким отно­шениям […]. Вместе с уязвимостью мы теряем возможность радоваться и творить в отношениях с другим челове­ком.

Мы теряем способность принимать и любить, так как невоз­можно избирательно сохранять чувствительность.

Мы теряем способность переживать собственную чувствительность и принимать чувствительность другого. Человек стремится стать неуязви­мым в отношениях, становясь вместе с тем закрытым от себя и других, всё менее живым и способным на близкие отношения. Ра­нимость, чувствительность, незащищенность, слабость - это неиз­бежные качества человека. Это качества, которые являются ядром самой человечности, за которыми стоит способность испытывать боль. Арне Ветлесен, философ из Норвегии, пишет о заряде, потен­циале боли (Ветлесен, 2010). Способность испытывать, переживать боль - это некий заряд, потенциал отношений, из которого может рождаться настоящая, реальная близость, на которую мы способны как взрослые и отдельные существа. «(Наша боль)... происходит... от неизбежной уязвимости, которая всегда была частью человечес­кой природы, но которую мы... разучились терпеть - как в себе, так и в окружающих»,- пишет А. Ветлесен. Страх уязвимости и иллю­зорное представление о близости как о безусловно приятном (теп­лом, светлом) переживании становятся помехами для настоящей близости.

Задачей терапии является содействие человеку в его готов­ности к близким отношениям, к уязвимости в них. Поддержка его в смелости быть субъективным, меняющимся, открытым, а значит, в смелости быть живым и способным испытывать боль. Задача пси­хотерапии - преобразование представления человека о мифической близости на более реалистичное, помощь в трансформации мифи­ческого представления о близости в отношениях, в которых должно быть максимально комфортно, в зрелое представление об отноше­ниях, неизбежно включающих в себя и болезненные переживания.

Для этого человек должен сохранять готовность быть ра­неным в близких отношениях, а это значит - принимать право дру­гого на то, что он не похож на нас, его право отказывать нам в чём-то, быть несогласным с нами и т.д. Возможность для реальной, а не ил­люзорной близости увеличивается, если сохранять в близких отно­шениях готовность быть раненым - то есть принимать право ох другого на то, чтобы быть неудобным, не соглашающимся с тобой, быть способным принимать боль от того, что другой проявляет свою индивидуальность, а не создаёт иллюзорное согласие.

Человек должен быть способным ранить другого, то есть конфронтировать с ним, не соглашаться, выражать всякие непривлека­тельные чувства, благодаря чему оставаться в реальном диалоге с другим. В таком открытом диалоге можно увидеть реального себя и другого и не оказаться в ситуации, когда обнаруживаешь себя рядом с чужим человеком, с которым не о чём говорить, несмотря на прожитые вместе многие годы.

«Мы открываемся для боли, когда надеемся и знаем, что можем разочароваться, когда осмеливаемся любить и знаем, что нас могут отвергнуть, когда мы чувствуем и знаем, что нас могут ра­нить», - пишет Арне Ветлесен (Ветлесен, 2010). Он говорит о том, что жизнь без боли - это не жизнь (в том числе и в отношениях).

Но жизнь с болью практически невыносима. Как нам найти прини­мающее оба полюса состояние? С этой точки зрения каждый чело­век ищет ответ на вопрос: «Как избавиться от невыносимой боли в отношениях и остаться готовым к тому, что в отношениях может быть больно, просто потому, что другой - другой, непохожий на нас?».

П.Аронсон (Аронсон, 2016) даёт свой жизнеутверждающий ответ: «Итак. Надо громко признаваться в любви. Начинать жить вместе, так и не убедившись до конца, что вы оба к этому готовы, Ворчать на партнёра без всякого на то основания и не мешать ему де­лать то же самое - просто потому, что все мы люди. Рожать детей в самый неподходящий момент. И наконец, нужно вернуть себе право на любовные муки. Давайте не бояться страдать из-за любви».

 

Литература:

  1. Аронсон П. Режимы романтического -// RigasLaiks, 2016, С. 106-109.
  2. Ветлесен А. Ю. Философия боли. Москва: Прогресс-Традиция, 2010.
  3. Хайдарова Г. Феномен боли в культуре. C-Пб.: Издательство РХГА, 2013.
  4. Skausmo spstai. IQ, 2016, liepa, 84-88 p. (https://www.naujienos.lt/leidinys/iq/skausmo-spastai/)